Российская империя

Мятеж в империи [litres]

Оказавшись в другой реальности и сделав блестящую карьеру, можно не думать о хлебе насущном. Почивать на лаврах? Ну уж нет!

Крым и крымчане [Тысячелетняя история раздора]

Автор отнюдь не пытается навязать читателям однозначный ответ на вопрос: «Чей Крым?» С присущим ему юмором, легкой иронией, иногда сарказмом он расписывает тысячелетнюю

Хозяин Сибири [litres]

Иван Чурков не стремился делать карьеру. Всячески противился, чтобы его называли преемником и наследником царя Тартарии. Однако жизнь сама вносит коррективы.

Автор, основываясь на малоизвестных исторических документах и исследованиях ряда ученых, рассматривает развитие прибалтийских земель, ныне Латвии и Эстонии, с конца XII

Наместник Урала [litres]

Иван Чурков не стремился делать карьеру. Всячески противился, чтобы его называли преемником и наследником царя Тартарии. Однако жизнь сама вносит коррективы.

1917: Государь революции [litres]

Революцию нельзя предотвратить. Ее можно только возглавить. Особенно если волею судьбы ты становишься императором Всероссийским в разгар Февральской революции 1917 года.

Претенденты [litres]

Будущее может быть разным: высокотехнологичным, хорошо вооруженным, умело выбирающим оптимальные варианты, но при этом… нечеловеческим.

Ученик Путилина [litres]

Павел Кулишников, следователь Следственного комитета, оказывается перемещен во времени на полтора века назад.

Красный след [litres]

Приключения русского мастера боевых машин Тимофея Черного, примкнувшего к крестоносцам в Первом крестовом походе, продолжаются.

Страницы

X